Перестрахование как разновидность страхования предпринимательских рисков


Одним из основных направлений развития рыночной инфраструктуры в Украине является усовершенствование механизма организации правоотношения относительно страхования предпринимательских рисков.

Эдуард Стась, Генеральный директор страховой компании «Теком»

Эдуард Стась, Генеральный директор СК «Теком», к.ю.н.


В свою очередь страховые компании, которые обеспечивают возмещение потерь в случае соответствующих рисков, являются первым звеном, которое нуждается в налаживании правовых условий для функционирования рыночной инфраструктуры. Надежность этих компаний является весомым ориентиром хозяйственно-правового влияния государства на эти отношения. Именно с этой точки зрения возникает необходимость усовершенствования правовых положений относительно перестрахования – страхование рисков страховых компаний в процессе обеспечения условий предпринимательской деятельности.

Вопросам перестрахования посвящен ряд работ правоведов, в частности Д.И. Меера, А.И. Худяков, В.Ю. Абрамова, Л.В. Андрущенко, В.М. Никифорака и др. Но вопросы перестрахования рассматривались ими усечено — исключительно из частно-правовых (гражданско-правовых или публично-правовых (административных, финансовых) позиций.

Большинство работ относительно перестрахования принадлежат таким экономистам, как О.Л. Устенко, И.О. Бланк, Г.Бирман, М.И. Дзямулич, С.Шмидт и др. Но экономический характер этих работ не позволяет в полной мере определить эффективность правовых методов относительно организации перестрахования. Кроме того, в диссертационных работах хозяйственников – И.Б. Чайкина, Н.Б. Пацурии – вопросы перестрахования рассматривались косвенно, без указаний на их особенности в системе других страховых отношений, в связи с предпринимательской средой.

Именно поэтому целью данной статьи является определение места перестрахования в системе страхования предпринимательских рисков и одновременно предмета хозяйственно- правового регулирования.

Первая проблема в этом контексте возникает в связи с признанием перестрахования разновидностью деятельности по страхованию предпринимательского риска. В пользу подобного толкования свидетельствует, например, законодательство отдельных стран, в частности, п. 1 ст. 967 ГК Российской Федерации, где предусмотрено применение к договорам страхования правил, которые относятся к страхованию предпринимательского риска.

Собственно предпринимательский характер деятельности как перестраховщиков, так и страховщиков служит наглядным подтверждениям предпринимательского характера страхования соответствующих рисков.

Свои возражения против признания перестрахования договором страхования предпринимательского риска приводит О.К. Шихов. По его мнению, страхование предпринимательского риска охватывает страхование убытков от этой деятельности. Вместе с тем, обязательство перестраховщика по договору перестрахования не обусловлено каким-нибудь неблагоприятным событием случайного характера, который причиняет убытки страховщику-перестраховщику. Этой же точки зрения придерживается и А.И Худяков, который отмечает, что «проведение страховщиком страховой выплаты согласно договору страхования является нормальной обязанностью страховщика».

В этом случае наблюдается неточное восприятие цивилистами сущности убытков в сфере хозяйствования. Последние имеют сложную природу. Нельзя категорически связывать природу страховой выплаты с наличием убытков для определенного лица. С точки зрения достижения экономических результатов страховщик всегда рассматривает страховые выплаты как уменьшение собственного дохода, что может приобретать признаки утраченной выгоды, или вообще привести к неплатежеспособности страховщика.

Нельзя формальными признаками убытков, закрепленными в ГК, суживать категорию страхования предпринимательских рисков. Предпринимательские риски существуют не только в форме обеспечения возмещения убытков, которые возникли в результате правонарушения, но и в результате независимых от предпринимателя и его контрагентов негативных финансовых результатов деятельности. Не случайно сами противники отнесения перестрахования к разновидности страхования предпринимательских рисков определяют, что страхование предпринимательских рисков делится на страхование убытков от предпринимательской деятельности и страхования финансовых рисков.

Тем более, что страховщик должен осуществлять страховые возмещения в режиме полного выполнения по договору, не ограничиваясь теми премиями, что он получил по договору с отдельным страхователем или даже всеми страхователями. Только при условии таких ограниченных выплат можно было бы считать, что выплата страхового возмещения есть «нормальной», так сказать, плановой, нерасходной и неубыточной обязанностью страховщика.

На самом же деле, каждая страховая выплата объективно есть нежелательной для страховщика, а потому он совершает формальные и фактические действия (в лучшем случае в пределах закона), лишь бы не осуществить соответствующие выплаты, увеличивая таким образом собственные прибыли как основу предпринимательского развития.

Говорить о неубыточности страховых выплат в перестраховании – это значит не признавать наличие риска в перестраховочной деятельности, а, следовательно, – романтически и либерально подходить к регулированию страхового рынка. Вместе с тем, доход в виде страховых премий страховщик старается сохранить и приумножить, а государство в пределах общественного хозяйственного порядка должно принуждать к выплатам возмещений, публичности и открытости соответствующей услуги.

Именно поэтому актуальными становятся публично-хозяйственные ограничения, заложенные в законодательство, которые стимулируют страховщиков выполнять свои обязательства в полной мере, предупреждают теневые операции и фиктивные банкротства страховщиков, создают требования к страховой деятельности, в том числе формирования соответствующих резервов, учет, отчетность и т.п.

В значительной мере данная позиция основывается на выводах Д.И. Меера, высказанных еще в ХІХ столетии о том, что страховщик по договору перестрахования может застраховать себя от тех убытков, которые он понес в связи с гибелью имущества, в виде вознаграждения страхователю [3]. С этим выводом спорит современный исследователь В.Ю. Абрамов, отмечая, что такая позиция «недостаточно соотносится с экономической сущностью перестрахования», ведь «выплата страхового возмещения осуществляется не из собственных средств страховщика, а из страхового фонда, который формируется за счет взносов страхователей», страховщик «не страхует собственный интерес и собственные убытки, выступая в качестве страхователя, а всего лишь разделяет этот риск с другим страховщиком».

Но дело состоит как раз в обратном: именно в экономическом смысле страховщик передает в перестрахование собственные убытки, а в юридическом значении он осуществляет перераспределение страховых фондов. Ведь именно экономическая модель поведения страховщика показывает, что он может потерять по договору страхования больше, чем получит в форме страховых платежей от страхователей.

Это хорошо позволяет понять правовую природу риска в страховании. Ведь риск страховщика и риск страхователя в процессе перестрахования трансформируется и не может считаться одинаковым.

Согласно статье 987 ГК Украины по договору перестрахования страховщик, который заключил договор страхования, страхует у другого страховщика (перестраховщика) риск выполнения части своих обязанностей перед страхователем. Страховщик, который заключил договор перестрахования, остается ответственным перед страхователем в полном объеме согласно договору страхования.

Риск несения убытков для страховщика количественно не совпадает с риском страхователя. Вдобавок к страховому случаю исходного риска, например, потери урожая, в отношениях между страховщиком и перестраховщиком добавляется риск процедурно-формального выполнения условий договора страхования и разного режима осуществления потребительской и предпринимательской деятельности, которая наблюдается в отношениях между страховщиком и страхователем, с одной стороны, и страховщиком и перестраховщиком, с другой.

Если бы перестраховщик и цедент (страховщик по основному договору) не входили бы в отношения по страхованию предпринимательского риска страховщика, тогда бы объекты страхования, которые вошли бы в объект перестрахования, необходимо было бы вывести из-под предпринимательской деятельности страхователя, ведь он терял бы риск от осуществления соответствующей деятельности, а она в полной мере была бы возложена на перестраховщика. Но этого не происходит, ведь между страховщиком и перестраховщиком существуют контрагентные предпринимательские отношения, а ответственность перестраховщика не может быть полностью обеспечена перестрахованием, хотя бы в силу многих деталей и особенностей (отличий) страховых и перестраховочных отношений.

Могут возникать также разные условия выбора способа защиты, подсудности дел [6], порядка и сроков возмещения, которые делают риски, принятые на себя перестрахователем и перестраховщиком, нетождественными.
В конце концов, сами противники убыточного характера рисков страховщиков в перестраховании признают, что «в классическом перестраховании в первую очередь обеспечивается финансовое постоянство страховщика путем перераспределения риска, а уже потом формирование вторичного страхового фонда».

Действительно, основой перестрахования служит давняя теория предостережения «о следовании судьбе», по которой «перестраховщик готов покоряться тем объективным, то есть независимым от воли перестраховщика обстоятельствам, которые влияют на застрахованный объект или застрахованное лицо и результаты страхования». Но, во-первых, это лишь предостережение, которое может быть не включено в договор. А во-вторых, если перестраховщик не согласится с решением перестрахователя о признании заявленного события по основному договору страхования страховым случаем, то у него есть все правовые основания не следовать судьбе перестрахователя или его решению. Не случайно сторонниками концепции «следование судьбе» признается, что обязательство относительно следования судьбе не лишает перестраховщика права на отказ от этого предостережения. Это также является риском страховщика, который влияет на размежевание рисков в процессе их передачи при перестраховании.

Таким образом, признание перестрахования разновидностью страхования предпринимательских рисков наиболее точно отображает в правовом смысле экономические отношения, позволяет конструктивно воспринимать предпринимательский характер деятельности сторон в этих отношениях.

Страховая компания сама должна решать, какие формы обеспечения могут ею использоваться для повышения собственной платежеспособности и стабильности развития. Стараться полностью исключить риск страховой компании относительно выполнения собственных обязательств перед страхователями невозможно. Если стараться полностью обеспечить деятельность страховых компаний перестрахованием, тогда будет исчезать конкуренция среди страховых компаний, будет происходить уравниловка, и будет повышаться стоимость страховых услуг. Конечно, перестрахование не может повысить надежность капитала страховых компаний – перестраховщик сам может оказаться неплатежеспособным, уровень достаточности его капитала тоже может быть подорванным. Поэтому надежная работа страховой компании не может опираться только на перестрахование. Последнее есть лишь дополнительным элементом уменьшения рисков страховой компании.

Другая проблема затрагивает введение нормативов для страховщиков — компаний, которые осуществляют перестрахование. Это связано с тем, что перестраховщик может вводить в обман страховые компании, которые пользуются его услугами, собственной надежностью и стабильностью деятельности. Доверившись экономически слабому перестраховщику, страховые компании могут натолкнуться на угрозу собственной неплатежеспособности в случае наступления сложных страховых случаев, связанных с рисками, которые они не могли надлежащих образом оценить и осуществить управление ими. Экономические нормативы в этом случае именно и направлены на повышения финансовой стабильности перестраховщиков. Тогда, действительно, публичные интересы требуют более жестких требований. Но не тех, что зависят от усмотрения органа страхового надзора, а от относительных показателей деятельности компании.

Содержание этих нормативов подлежит обсуждению как с позиции экономической целесообразности, которая не будет сдерживать развитие страхового бизнеса, так и с точки зрения их адекватности правовым реалиям. В частности, должно быть учтено, что перестраховщиками часто выступают иностранные страховые компании. Предложения относительно нормирования их деятельности на территории Украины являются довольно проблематичными, во-первых в силу не подчинения этих компаний законодательству Украины, а во-вторых, в силу наднациональной стандартизации страховой деятельности, которая приводит к уменьшению полномочий национальных органов относительно регулирования деятельности иностранных компаний на собственной территории в силу, в частности, требований ВТО.

Таким образом, лишь восприятие перестрахования через категорию страхования предпринимательских рисков способно реально удовлетворить нужды страхового рынка и вообще экономической сферы в образовании условий для финансовой стабильности страховых компаний как ручательства развития страхования в предпринимательской среде.